Померанц Г.С.. Книги онлайн

Открытость бездне Достоевского. Григорий Померанц и Зинаида Миркина Цикл из четырех фильмов, где Григорий Померанц, как эссеист, что всю жизнь занимался Достоевским, представляет свои размышления о Федоре Михайловиче, соотносит их со своими автобиографическими и философскими размышлениями. Он вместе с Зинаидой Миркиной размышляет о смысле одиночества и страдания, о том, возможна ли чистая совесть, и о судьбах современной цивилизации. Режиссер цикла - известный документалист Ирина Васильева известна работами о Вячеславе Пьецухе, Алексее Лосеве, Анатолии Приставкине, она автор программ цикла"Больше, чем любовь", цикла"Беседы с мудрецами - говорит о том, что сегодня все это оказалось очень актуальным и характеризует содержание нового цикла как"Проекция Достоевского на нашу реальность". Григорий Померанц о проекте"Российская Газета", 1 марта А Мышкин на это говорит ему несколько невнятно, что все это, что говорят профессора, мы считаем полнотой реальности, все это - не про то. И как-то более отчетливо не выразился. Не про то говорят! И хотя я не знал слова"медитация" и методов медитации, но я дошел до этого сам.

«Сбывшаяся душа». Григорий Померанц

К пяти годам я на всех этих языках читал и писал. Из еврейского я больше любил рассказы Ицхока-Лейбуша Переца. Пожилым человеком, позабыв еврейскую грамоту, я перечитал Переца в русском переводе и поразился — почему в семь лет я предпочел его веселому и доброму Шолом-Алейхему. Половина рассказов Переца — о поисках духовной радости в посте и молитве. Семья ничего подобного не подсказывала. Одна бабушка была верующая, дядя Александр демонстративно ел ветчину.

Цитата из книги Григорий Померанц «Записки гадкого утенка».

Для одних он был философом, для других — писателем-эссеистом, для третьих — духовным авторитетом, для меня — дедом. Но чувство большой потери объединило многих людей, которые стали искать, читать, перечитывать книги, эссе и лекции Померанца, объединяя в себе множество его ипостасей, точнее ипостазируя в нем наше множество. Парадоксально, но оказалось, что число людей, для которых Померанц оказался важным и даже очень важным, действительно огромно.

СМИ несколько дней говорили о нем. В моей жизни он мягко появился в самом начале и шел рядом, доброжелательно поглядывая на меня и давая советы лишь изредка. Многие из них я услышал только сейчас и мне от этого неловко. Он не был обычным диссидентом, но не был и лоялистом, хотя и трудился в советском учреждении. Он много страдал от несвободы, но был внутренне свободным человеком. Его смысл и его роль тянут в апофатику, описываются в парадоксах, это главное, что приходит в голову.

Пытаясь смотреть как бы объективно, я теряю, говоря о нем, последнее прибежище объективизма — жесткие научные координаты. Это, наверное, потому, что Григорий Соломонович был тихим голосом совести и учителем свободы. Так с Померанцем было всегда: Соответственно и интерес к его фигуре обратно пропорционален этой акцидентности, включенности в активную повестку.

Девятины по Померанцу

На головах царей божественная пена. Когда бы не Елена, Что Троя вам одна, ахейские мужи? Как землю где-нибудь небесный камень будит, - Упал опальный стих, не знающий отца; Неумолимое — находка для творца — Не может быть иным — никто его не судит.

Открытое письмо Г.Померанцу Мирослав Маринович древних основ. Григорий Померанц. «Знамя» , №8 Григорий Померанц Через страх.

В полемике х годов я упорно, в мучительной борьбе с собой, смахивал с губ эту пену и сформулировал второй догмат: Мы все за добро, но все по-разному его понимаем. Вспоминай свою тоску, которая выталкивает тебя из греха или из жизни, если иначе не выходит. Это тоска по Богу. И она приведет тебя к Богу, если будет достаточно сильной. Каждый из нас — Раскольников. У каждого из нас есть свой тайный грех.

И каждому из нас открыта бездна Бога. Но мы ее боимся. Мы не готовы вступить в нее.

МЕТАФИЗИЧЕСКОЕ МУЖЕСТВО

Кроме заметок и размышлений собственно Тарковского, в книге представлены воспоминания и эссе людей, его знавших. В их расуждениях о его творчестве ценного, по большому счету, немного. Но взгляд Григория Померанца, как обычно, стоит внимания. Но в разговоре об искусстве нет окончательных истин.

Григорий Померанц, Зинаида Миркина Этот опыт просыпался, когда я искал спасения от страха или созерцал стихийные иконы в лучах заходящего.

Но за счет глубочайшего преломления народной души. С поддержкою вставшего из могилы фанта глобального завоевателя. Такая победа — напиток колдуньи. Мысли о войне философа Григория Померанца. Все во мне кричало: Но я интеллигент; рефлексия, от которой меркнет румянец мощной воли, во мне не умолкала, и она разговаривала, что бегут под бомбежкой одни идиоты; безопаснее лежать. Я лежал, носом в пыли, а снутри все продолжало кричать:

Открытость бездне. Встречи с Достоевским

Григорий Померанц, Зинаида Миркина Григорий Померанц — — российский философ, культуролог, писатель, эссеист, член Академии гуманитарных исследований. Померанц считал религию и глубинную философию основами человеческого бытия. Вместе со второй женой Зинаидой Миркиной вёл собственный религиозно-философский семинар в Москве. С по училась на филологическом факультете Московского университета, где защитила дипломную работу, но не смогла сдавать госэкзамены, так как тяжёлая болезнь приковала её на пять лет к постели.

Стихи писала с детства. Поэзия Зинаиды Миркиной — путь открытия связи с Богом, помощь читателю в осуществлении этой связи.

Рильке писал, что могучая жизненность Толстого, его страстное сочувствие жизни каждой травинки неотделимы от его невыносимого страха смерти.

Чувство глубины почти атрофировалось. Это что-то вроде новой болезни, разрушающей иммунитет культуры; только вирус не физический, а духовный: Что остается, если нет благоговения к любви? Только волны быстротекущей жизни. Что-то вроде стиля укиё-э, запечатленного в гравюрах Утамаро. Чайные домики, знаменитые гейши — и знаменитые актеры, играющие знаменитых гейш.

Откуда берется противотечение веры? Старая большевичка, к которой я зашел, рассказала мне, что в сороковом году она вдруг испытала присутствие Бога, несшего ее как бы в темном облаке, высоко над землей. С товарищами своими она никогда об этом не говорила атеизм вбит в них накрепко , но мне рассказала.

Архив форума Диагностика кармы.

Индийцы в Кении, китайцы в Малайзии, евреи в России и Германии: Он выводит из психологии эмигранта, беспочвенного человека, многие интересные явления и на Западе; например, США — страна эмигрантов, порвавших со старым порядком и рассчитывающих только на себя, на свои собственные руки и ум. Чужаки приспосабливаются к новому окружению, не подчиняясь ему, а развивая способности, которых на новой родине не хватает, дополняя сложившееся разделение труда.

Григорий Померанц: «Потеряв страх смерти, люди удивительно легко теряют и совесть». «Можно ли было – после чудовищных потерь го и го.

Натолкнувшись на все это и будучи девственно невежественным в философии потому что философию я знал только Маркса—Энгельса и Ленина, а они этими вопросами никогда не занимались , увидел, что не только я, мальчиком в 16 лет, а такие великие люди стояли в тупике перед этой задачей, и надо попытаться пойти навстречу своему страху, досмотреть до конца — может быть, что-нибудь высмотрю.

И я придумал себе такое краткое заклинание: Анализу она не поддавалась. Я не знал слова медитация и прочих слов, но фактически я три месяца занимался медитацией над этой загадкой, которая представляет собой чистейшей воды дзэнский вопрос. Именно такие загадки дзэнские бонзы дают своим ученикам, чтобы они впали в состояние отчаяния и, пройдя сквозь отчаяние, пришли к какому-то другому уровню сознания. Идея такой практики заключается в том, что порок — в нашем неправильном устройстве ума.

Если устройство ума завело нас в тупик и мы всмотримся в этот тупик, то в конце концов прорвемся сквозь то неправильное устройство ума, которое нам внушено неправильной цивилизацией. Действительно, месяца через три мне пришли некоторые решения, которые связаны были с чувством освобождения и какой-то радости. Любопытно, что их было два. Это было, вероятно, для меня намеком на то, что дело не в словах, что слова могут быть разные.

Но я по глупости этого намека не понял. Я решил, что действительно важны именно эти решения. Одна моя знакомая тогдашняя сказала, что изобрел я очень старые вещи.

Померанц, Григорий Соломонович

Раньше мировые религии выполняли эту задачу, связывая людей общими символами вечности, воплощавшими единство и солидарность людей в рамках великих цивилизаций. Сегодня эти религии несут на себе отпечаток обособленности прежних цивилизаций друг от друга. Поэтому перед нами стоит проблема такой интерпретации великих традиций, чтобы они воспринимались как различные ипостаси Единого. Ведь вся история развития человечества проходит именно такой путь: Ныне мы находимся в самом начале третьего этапа.

Известно в то же время, что жизненный путь отдельной человеческой особи моделирует путь всего человечества.

На вопрос о том, как примирить страх Божий с христианским*-пониманием Бога, Бубер отвечает:"Тот, кто начинает с любви, не испытав сначала.

Этот текст мы получили 14 февраля. Спасибо Азарию Мессереру и Ларисе Миллер. Когда он ушел, девушки, работавшие в моем отделе, прыснули со смеху: Я пошел в свой маленький кабинет и на ходу взглянул на первые строки его статьи, думая, что прочту ее потом — в тот день я был занят выпуском очередного номера. Но первый же абзац меня задел так, что оторваться от текста стало невозможно, и я одним духом прочитал всю статью. Да, так в нашем журнале еще никто не писал, - подумал я и вспомнил странный разговор с этим автором по телефону неделю назад.

Мне нужно было найти философа или историка, который мог бы написать о героях, то есть о том, как формировалось и веками менялось представление людей о них. Мой отдел специализировался на переводах очерков из популярных иностранных журналов, и в воскресном приложении к Нью-ЙоркТаймс меня заинтересовала статья об американских героях.

Там, в частности, утверждалось, что после убийства двух Кеннеди и Мартина Лютера Кинга американцы стали бояться возвеличивать своих деятелей, опасаясь очередной трагедии, и в результате подлинных героев в США становилось все меньше и меньше. Я стал искать такого специалиста, советуясь с коллегами и знакомыми, и вот одна наша журналистка вспомнила, что оригинальные идеи о героизме высказывал некто Померанц, выступавший с лекцией в какой-то библиотеке.

Беседы о философии (Выпуск №0) - Дмитрий Хаустов - Что такое философия?

Жизнь без страха не только возможна, а абсолютно доступна! Узнай как можно стать бесстрашным, кликни здесь!